08:51 

Angel's Crying

Название: Angel's Crying
Автор: Lionette
Предупреждение: гет
От автора: Чистейшей воды романтическая сказка. Персонажи вымышленные, любое сходство с реальными людьми и ситуациями случайно.
Написано несколько лет назад.

Angel’s crying, when you’re far away from me.
No denying – we were meant to be!


ГЛАВА I
Уже пять утра! Вроде бы он только что лег спать, а уже пора просыпаться. Немудрено: вчера, устраиваясь в постели поудобнее, он посмотрел на часы – 3.45. Вернее, это было уже сегодня, с досадой поправил себя Ли. Пора идти гулять с собакой – симпатичным шотландским сеттером Леди. «Мы отличная пара», - всегда смеялся Ли.
Он был нищим студентом, приехавшим в Штаты из Австралии, где ему не нашлось места. В своей многодетной семье он был одним из пяти братьев, пришедшимся ровно посредине. Его старшие братья Джозеф и Крис после смерти отца мягко посоветовали ему искать счастья где-нибудь в другом месте, потому что прокормить его и оплатить его образование семья не сможет: есть еще двое младших братьев и младшая сестра, которых нужно вырастить и одеть. Хотя кроме матери работали и Джозеф с Крисом, и старшая сестра Грэйс денег все равно не хватало. Ему дали сто долларов и отпустили на все четыре стороны. Мать и 24-летняя Грэйс горько плакали: похожий на ангела зеленоглазый белокурый Ли был их любимцем, да и Джейк с Лео не хотели расставаться со своим вечным защитником. Но больше всех страдала маленькая Маргарита. 10–летняя Марго горько плакала, крепко вцепившись в Ли и не желая отпускать его. Но братья были непреклонны. Скрепя сердце, Ли, пряча глаза, чтобы мать и сестры не увидели стоящих в них слез, он ушел, взяв c собой лишь любимую Леди. Так в 17 лет Ли оказался в Штатах.
Он решил учиться на юриста, чтобы защищать людей от ситуаций, подобных его собственной. Не убей какой-то мерзавец его отца, ему не пришлось бы покидать родной дом в Аделаиде! Но учеба учебой, а жить на что-то нужно, от денег братьев почти ничего не осталось. Ему не раз говорили, что он создан для того, чтобы быть манекенщиком. И он решил отправиться в модельное агентство «Лира» именно в этот день. Но предварительно надо позвонить одному модельеру с просьбой о встрече.
ГЛАВА II
День начинался как обычно. Высвободив из объятий мягкого теплого одеяла длинную золотистую руку, Кассандра Ллейтон Дай нажала кнопку, заставив замолчать истерично вопящий будильник, и лениво зевнула. Пора вставать – несмотря на заурядность процедуры расставания со сном, сегодня необыкновенно важный день. Сегодня состоится ее первый показ! Десяток самых красивых женщин и мужчин агентства будут демонстрировать ее идеи.
Быстро стряхнув с себя остатки сонливости, Кассандра отправилась в душ. Хотя она и не модель, выглядеть нужно прилично, рассудила девушка. Слишком много у нее завистников: свой собственный показ уже в 23 года! Нельзя давать им ни единого шанса!
Кассандра была девушкой эгоистичной и избалованной, чувствительной и чувствующей, но вместе с тем жесткой и безжалостной, когда дело касалось работы.
Работа была ее любимым делом, но на первом месте в списке ценностей не стояла – прежде всего Сандра хотела власти и славы. Работа была лишь средством достижения цели.
Несмотря на привлекательную внешность – а Сандра была красавицей – она не верила в любовь. Поклонников вокруг нее всегда было много: серо-голубые глаза сводили мужчин с ума сверкающими в них скрытой тайной и намеком, пушистые каштановые волосы делали Сандру похожей на очаровательного в своей дикости зверька, а мягкая золотистая кожа так и притягивала взгляд; но никого из них Кассандра всерьез не принимала – все это чушь и блажь, считала она.
Вот и сегодня все эти лжецы и льстецы будут петь ей дифирамбы, надеясь залезть в постель. Неужели они не понимают, что неинтересны ей? Она позволит коснуться себя лишь человеку, сумевшему парализовать ее одним взглядом, выгнать из ее головы все мысли, короче тому, кого полюбит. А так как любви не существует, ни один из них не дотронется до нее своими грязными ручонками, наивно думала Сандра.
В этой девушке удивительным образом сочетались невинность и развращенность, скромность и развязанность, трудолюбие и лень. Она могла очаровать любого мужчину, но не пользовалась своими возможностями – ей это не нужно.
Выйдя из душа, завернутая в банную простыню сочного зеленого цвета Сандра направилась на кухню. Апельсиновый сок, легкий овощной салат и обезжиренный йогурт – вот ее завтрак. Сандра терпеть не могла молочные продукты, но диета такова – никуда не денешься.
Поморщившись и с отвращением впихнув в себя последнюю ложку йогурта, она протянула золотистую руку к трубке запищавшего несколько секунд назад телефона. Но не услышала там не единого звука. Скорчив недовольную гримасу, она буркнула в трубку:
Алло! Я слушаю!
Мисс Дай?
Да, я слушаю, - нетерпеливо отозвалась она.
Вас беспокоит Ли Нитфельд, я сегодня приду в «Лиру» в поисках работы. Вы не могли бы со мной встретиться там? Мне говорили, босс отдела по кадрам прислушивается к вашему мнению.
А чего вы хотите от меня? – Сандра прекрасно знала ответ на свой вопрос. К ней часто обращались с просьбами составить протекцию, пользуясь ее безотказностью. С самого утра ее настроение сегодня было плохим, и тратить время в столь важный для нее день на очередного глупого красавчика она совсем не хотела.
Лишь услышать ваше мнение о моих шансах на успех в модельном бизнесе.
Правда? – хм, это уже интересно. Ничего подобного она раньше не слышала. – Сегодня я не могу, у меня мой первый собственный показ сегодня вечером, мне будет не до вас. Оставьте мне свой телефон, я позвоню вам после показа и мы договоримся о встрече.
Записывайте…, - послышался в трубке облегченный вздох.
До свидания, мистер Нитфельд, - торопилась Сандра. Ей еще столько нужно сделать сегодня!
До свидания, мисс Дай, и зовите меня Ли, - сказал Ли, но она уже повесила трубку.
Что ж, это будет интересно, но сейчас надо думать не об этом. Пора одеваться и ехать в «Лиру».
Было уже десять часов утра, когда одетая в дорогое короткое нежно-зеленое платье и короткую норковую шубку мисс Кассандра Ллейтон Дай села в свой сверкающий «Комаро» и отправилась в агентство.
ГЛАВА III
Уже десять часов, но можно никуда не торопиться. Всю свою жизнь – то есть без малого сорок пять лет – она только и делала, что торопилась. Результатом этого явилось одиночество, пустое безрадостное существование, впечатляющая карьера и не менее впечатляющее богатство, которое давно перестало радовать ее.
Всю свою жизнь леди Дайана Тереза фон Грик отдала бизнесу. Несмотря на дворянское происхождение, она получила в наследство лишь разваливающийся дом под Манчестером, пару полудохлых, но от этого не менее любимых, лошадей и мамины золотую цепочку и кольцо.
Мать Дайаны Мария умерла, рожая своего единственного ребенка. Отец был безутешен – он очень любил жену, отчасти поэтому, вероятно, он винил в ее смерти дочь. Он умер, когда девушке было 17 лет.
Продав старый дом и любимых старых лошадей, Дайана отправилась в Нью-Йорк. Там она благодаря поистине звериному чутью смогла выгодно вложить деньги и, получив солидную прибыль, начать собственное дело по разведению, выездке и продаже породистых лошадей – то, о чем она всегда мечтала. Поначалу выездкой она занималась сама, но со временем такая необходимость отпала – Дайана могла позволить себе нанять лучших специалистов, мастеров своего дела.
Сколотив к сорока годам огромное состояние, она построила себе дом в пригороде Нью-Йорка, подальше от суеты и шума большого города, и поселилась там со своими питомцами: породистыми вороными мерином Вэйджем и кобылой Эбони, охотничьими ирландскими и шотландскими сеттерами Джеем, Мартой, Генри и Лейлой. Она могла позволить себе все – и не могла позволить ничего. Ее жизнь внезапно стала пустой. Цель оказалась достигнутой, и что делать дальше, Дайана не знала. Ей не хватало любви и тепла, которых она никогда не видела – лишь лошади согревали ее душу. А она так хотела быть любимой мужчиной! Но в сорок пять лет, положив свою жизнь на карьеру, она оказалась никому не нужной, всеми брошенной, старой и разбитой. Но, несмотря на это, она очень хотела тепла. Состояние ее было значительным, поэтому, решив, что ее саму никто никогда не полюбит, так как она сухая, жестокая и замкнутая, она начала покупать себе любовь. Она находила повсюду бедных молодых красавцев, содержала их, а за это они любили ее. Любили, как могли, но она все равно чувствовала себя несчастной. Как ни старалась она закрыть глаза, все равно понимала – любят ее деньги, а не ее саму.
Ее последний любовник бросил ее лишь вчера. Сегодняшнюю ночь она провела одна и поняла, что так больше не может. Ричард ушел, потому что перестал нуждаться в деньгах, а, следовательно, и в ней самой. Она своими руками устроила его на работу манекенщиком. Вчера он ушел, предварительно высказав ей все, что думает о ней, не стесняясь в выражениях. Потом она долго плакала, потом пила абсент, пока наконец не заснула.
Проснувшись сегодня, она поняла, что должна найти следующего. Именно так: не другого, а следующего. Рано или поздно он тоже уйдет, но пусть побудет хоть чуть-чуть! Она не может быть одна, она сойдет с ума от одиночества!
Провалявшись в постели с сигаретой до полудня, она наконец встала. Приняла ванну, как всегда с отвращением осмотрела себя в зеркале, позавтракала. Что ей делать? Ее жизнь пуста!
Дайана решила проехаться на своем любимце Вэйдже по своему собственному парку. Вечером она поедет на показ в «Лиру», посмотрит на своего вероломного Ричарда, а пока можно расслабиться и покататься на лошади. Лошади, усмехнулась Дайана, единственные существа на земле, которые не причиняют ей боли.
ГЛАВА IV
С самого утра все шло наперекосяк. Две модели сообщили, что они не смогут приехать, манекенщик Дэвид возмущался откровенностью своего костюма, а манекенщик Ричард, услышав о присутствии леди фон Грик, отказался выходить на подиум.
Я не пойду! – истерично кричал он. – Эта старая лошадь убьет меня!!! Ни за что!..
Пойдешь! – равнодушно сказала Сандра. – Если хочешь работать здесь и дальше, то пойдешь.
Под ее холодным взглядом Ричард слегка поостыл.
Когда до начала показа осталось меньше часа, выяснилось, что манекенщик Грэг попал в автокатастрофу и сейчас находится на пути в клинику. Заменить его оказалось некем – все были заняты по горло. Отменять показ нечего было и думать – столько сил в него вложено, столько денег и нервов! И тут Сандра вспомнила о Ли. Но директор агентства Джеймс Вудвилл даже слышать не хотел.
Пустить на подиум первого встречного! Ты в своем уме, Кассандра?! А если он все испортит?! Сегодня тут будет вся пресса Нью-Йорка! Ты хочешь быть опозоренной в первый же показ?! – он смотрел на Сандру как на умалишенную и кипел от злости.
Я в своем уме. Модель указана в каталоге, не показывать ее нельзя, а заменить Грэга некем! Что мне делать? Самой ее надевать что ли?! – она и не заметила, как перешла на крик.
Неожиданно директор сдался.
Делай, что хочешь, - махнул рукой он. – Потом не говори, что я тебя не предупреждал.
Сандра поняла, что победила. Конечно, рискованно задействовать в столь важном мероприятии непроверенного человека, но делать нечего. Куда она дела бумажку с телефоном? Кажется, она в сумочке.
Порывшись в недрах шедевра собственного производства, Сандра извлекла оттуда белый прямоугольник с рядом цифр. Дрожащими руками она набрала номер телефона. А вдруг не выйдет?
Алло, мистер Нитфельд?
Да, я слушаю.
Это Кассандра Дай, модельер из «Лиры».
Рад вас слышать. Как прошел ваш показ?
Он еще не начинался, и все идет ужасно. Я, собственно, поэтому вам и звоню. Мне срочно нужен манекенщик. Вы можете сейчас приехать в «Лиру»?
Что? – он, наверно, ослышался! – Вы сказали приехать?
Да, да! – голос Сандры начинал дрожать от нетерпения.
Отлично, буду через 15 минут.
Через 10, и подойдете к администратору, скажете свое имя – вас проводят ко мне, - непререкаемым тоном сказала Кассандра и положила трубку.
Сандра пыталась унять дрожь. А вдруг он урод, каких свет не видывал? А вдруг он хромой? А вдруг…А вдруг…
В своих волнениях она не заметила, как прошло 15 минут. В дверь постучали.
Сандра, Нитфельд пришел.
А, пусть заходит, - сказала она и едва сдержала восхищенный вздох при виде вошедшего мужчины, даже не мужчины, а мальчика.
Он не просто не урод, он красавец! Золотые волосы едва не доставали до плеч, зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц смотрели тепло и спокойно. Красиво очерченные алые губы сложились в восторженную улыбку. Хорошая пропорциональная фигура и длинные мускулистые ноги довершали картину.
На минуту Сандра забыла, кто он и зачем пришел. Но, очнувшись, принялась задавать вопросы.
Сколько вам лет? Есть ли у вас опыт работы манекенщиком? Какой у вас рост? Вес?…
Ли терпеливо отвечал на вопросы. Периодически в кабинет заходили люди, которые торопили Сандру, что ее несказанно раздражало – она сама знала, что времени нет, и никто не волнуется больше, чем она, - ведь это ее показ!
Наконец вопросы иссякли. Ли видел, что ее не порадовало, если не сказать больше, отсутствие у него опыта работы, но почему-то она не отказалась от его услуг. То ли ситуация действительно столь катастрофическая, то ли еще что-то помогло Ли получить такой шанс. Теперь главное не ударить в грязь лицом перед директором агентства, и тогда работа у него в кармане!
Идите с Джилл, вас загримируют и покажут костюм, который вы будете демонстрировать, - устало вздохнула Сандра.
Конечно, хорошо.
Как же она устала! Она так ждала этого дня! Столько работала для того, чтобы он наконец настал. И вот он, этот день. И что? А ничего! Никакой радости, лишь волнение и усталость. Она бы с куда большим удовольствием поболтала с этим красавчиком.
Что с тобой, Сандра? Не сошла ли ты с ума? Ему всего 17 лет! Он на 6 лет младше тебя!
Сандра задавала себе вопросы, но не могла ответить на них. Она просто не понимала. Случилось то, в возможность чего она не верила. Мальчик запал ей в душу своей чистотой, добротой и открытостью. Ну и, конечно, его ангелоподобная красота. Сандра влюбилась.
ГЛАВА V
Джеймс Вудвилл сидел за столом в своем кабинете и думал о предстоящем показе. Вернее, о его прелестном организаторе. Еще тогда, 7 лет назад он разглядел в ней талантливого модельера, привел жить к себе, учил, холил и лелеял. Он знал: когда-нибудь девушка отблагодарит его. В этом отношении у него были вполне определенные планы: он надеялся жениться на ней. Девушка очень хороша собой, великолепная хозяйка и просто умный человек. Кроме того, она нежна и избалованна. Он заботился о ней и раньше, но это были заботы отца о ребенке. Он мечтал ухаживать за ней, самой красивой женщиной на Земле.
Ему уже сорок шесть, но он по-прежнему красив и подтянут. Черные глаза смотрят все также обжигающе страстно, черные волосы, обрамляющие лицо с мужественным подбородком, свободно падают на плечи и в них все еще нет седины. На теле нет ни грамма лишнего веса, он мускулист и подтянут – занятия спортом не прошли даром.
Женщины много раз пытались затянуть его в сети брака, но он каждый раз уворачивался с грациозностью пантеры. Единственной женщиной, которой он был готов отдать свою драгоценную свободу, была Кассандра.
Всю свою жизнь Джеймс отдал работе. У него было много друзей, много женщин, много врагов. Но он никогда не чувствовал себя по-настоящему счастливым. Ему всегда чего-то не хватало.
Как он благодарил бога, что не отказался от благотворительной акции в нью-йоркском интернате. Там он увидел очень красивую девушку. Познакомившись с ней, он понял, что девочка умна, да и талантливый художник в придачу. Недолго думая, он оформил опекунство и забрал девочку к себе. За пять лет ему удалось привить девушке аристократические манеры, но вместе с тем и безбожно избаловать ее. Он позволял ей все: Сандра хочет машину – пожалуйста, Сандра хочет новое платье – пожалуйста… Но самый грандиозный подарок он преподнес ей на 21-ый день рождения. Он подарил ей 25% акций своего модельного дома «Шарм», частью которого и являлось модельное агентство «Лира».
И вот, потратив два года на создание коллекции, Сандра захотела организовать показ. Разве мог он отказать ей? Разве мог сказать «нет» своей маленькой красавице? Конечно же, нет! Она – его жизнь, и для нее он готов на все!
ГЛАВА VI
Девушки одна за другой выходили на подиум, демонстрируя шедевры Сандры. Одна другой красивее, они доходили до края сцены, красуясь там в лучах прожекторов.
А сама Сандра тем временем мучилась, пытаясь научить сценическому движению Ли. Его костюм решили демонстрировать одним из последних. Парень очень старался, Сандра это видела, но, к ее немалому сожалению, грация его совсем не подходила для подиума. Она лишь качала головой. Его костюм приготовлен для мягкого, пушистого домашнего котенка, а этот парень двигался с пластикой дикой кошки, красивой и опасной. Да, именно этим отдавали его движения. Опасность! Осторожнее, Сандра! В каждом жесте - скрытая угроза, в каждом повороте – едва сдерживаемый порыв, во взгляде – огонь. Нет, снова покачала головой Сандра, это не его костюм, но в будущем это можно будет учитывать. Терять такого манекенщика по меньшей мере глупо! Он красив, как ангел, артистичен, просто великолепен! Сандра была уверена, что Джеймс поймет ее. Джеймс никогда ей не отказывал. В данном случае ее мнение единственно верное: мальчик – жемчужина!
Так, Ли, слушай меня! – взгляд ее был строгим, но в глазах все равно читалось восхищение. – Повтори весь цикл еще три раза и иди к сцене. Пора!
Как скажешь! Как думаешь, мне дадут работу здесь?
Думаю, да, - пожала плечами Сандра, стараясь не показать восторженный блеск в глазах. Конечно, дадут! Если не дадут, то будут последними дураками.
Устало улыбнувшись, Сандра направилась в свой кабинет, дабы переодеться в свой костюм для подиума.
Ты готова, крошка? – услышала она голос за своей спиной, стоя перед открытым окном с сигаретой.
А, Джемми! Да, сейчас, еще минуту. Я так устала! Никогда не думала, что будет так трудно!
Ну конечно, моя радость, отдыхай. Но через 10 минут ты должна быть там. Показ прошел на ура! Журналисты просто в восхищении.
Идем, я хочу посмотреть на Ли на подиуме. Этот мальчик просто класс! Мы должны взять его на работу! Он так красив и пластичен…
Она все хвалила и хвалила его. Но Джеймс уже не слышал. Ему было так больно, как будто в сердце воткнули кинжал. Она влюбилась! Не в него, того, который 7 лет бросил ей под ноги, которому она обязана всем, что есть у нее, а в того, которого лишь сегодня увидела! Ангельская красота сразила ее наповал, хотя она сама еще не понимает этого. Поэтому надо убрать его с глаз долой побыстрее, пока не поняла. Что она сказала? Взять его на работу? Ни за что! Он же не самоубийца! Он не местный? Тем лучше! Надо, чтобы его выгнали с квартиры, где он живет, тогда он уберется восвояси! Ну, это он устроит. Похоже, придется впервые сказать Сандре «нет».
Может быть, может быть. Сначала я должен посмотреть на него. Не могу же я кормить всех некоренных ньюйоркцев, - попытался пошутить он.
Значит, моего мнения недостаточно? – обиделась Сандра.
Может быть, нет, а может быть, и да. Поговорим об этом потом, хорошо?
Поцеловав ее в лоб, он пошел к выходу на сцену. Он не пойдет с ней на подиум, но посмотрит из-за кулис, поддержит, если надо. Тогда она поймет, что никто не будет любить ее сильнее, чем он!
К выходу на сцену тем временем подошел молодой умопомрачительно красивый парень, похожий на ангела. «Это, наверное, и есть Ли!», - со злостью подумал Джеймс.
А блондин все ждал своей очереди. Тут со сцены вышел Ричард, и следом за ним на суд зрителей отправился Ли.
ГЛАВА VII
Она смотрела и не верила своим глазам. Неужели мужчины бывают такими красивыми? Только что на подиуме был ее Ричард, а теперь на сцену вышел этот ангелочек, совсем еще мальчик. Ее сердце сразу рванулось навстречу ему. Она должна его получить!
А тем временем на подиум вышла модельер. Кассандра Дай? Так, кажется? А, не важно. Сейчас главное – найти ангела.
О, Джеймс Вудвилл! Вот кто поможет!
Джеймс, здравствуйте! Я – леди фон Грик. Вы помните меня? – улыбнулась она.
Да, леди фон Грик, помню. Рад видеть вас здесь! Вам понравилась какая-нибудь модель? Для вас можно показать ее еще раз, если хотите…
Ну что вы! – расхохоталась Дайана. – Разве на меня можно надевать такие тряпочки с множеством дырочек? Не смешите меня! Скажите лучше, кто выходил на подиум после моего Ричарда? Где мне найти этого ангелочка?
А-а, Ли Нитфельд! Я познакомлю вас с ним! – так леди положила глаз на нашего ангелочка! Тем лучше! Эта дама не простит измен, а Сандре можно сказать, что он любовник леди фон Грик. Как удачно!
Взяв Дайану под ее аристократическую руку, Джеймс повел ее за кулисы. Подведя ее к одному из столиков, перед которым разгримировывались модели, он остановился.
Ли Нитфельд? Я – Джеймс Вудвилл, директор «Лиры». Должен сразу вас огорчить: вы нам не подходите, сейчас нет свободных вакансий, так что работу мы предложить вам не сможем, извините. Но позвольте подсластить пилюлю и представить вам леди Дайану Терезу фон Грик. Леди фон Грик, это Ли Нитфельд. Ну, я вас оставлю.
Постойте! Где я могу увидеть Сандру?
Боюсь, что нигде. Сандра любит красивые игрушки, сейчас ей нужны вы. Если вы не хотите быть униженным и обиженным, то не советую вам надеяться на что-либо в ее отношении.
Но…подождите…а вы ей кто? – Ли буквально задохнулся от удивления.
Я воспитывал ее с младых ногтей. Я одновременно ее отец, муж и друг, поэтому знаю ее как облупленную. Не надейтесь ни на что, мне будет вас жаль. А теперь все же разрешите откланяться, - с подобающей разговору скорбной миной Джеймс отправился на поиски Сандры. Теперь осталось убедить ее – и все хорошо. Вот только как ее убеждать…
А Дайана тем временем не стала ходить вокруг да около главного в разговоре с молодым человеком, а спросила прямо:
Ли…я могу вас так называть? Вам нужны деньги? – она внимательно посмотрела в зеленые глаза.
Да, леди фон Грик, нужны. В работе мне отказали, за учебу и квартиру надо платить… Я могу вам чем-нибудь помочь? – вежливо поинтересовался он.
Вы можете проводить меня до дома, поужинать со мной и любить меня. За это я буду содержать вас. Я очень богатая женщина, Ли, - устало вздохнула она, - но мне нужны тепло и забота…забота и любовь мужчины.
Что?! Вы за кого меня принимаете? За проститутку в штанах? Я не хочу и не буду продавать свое тело за деньги! Леди фон Грик, - внезапно понизил голос Ли и посмотрел ей в глаза, - а как вы можете покупать любовь? Ее ведь не купишь!
О, милый, кто полюбит меня саму? Ник-то! Я старая, никому не нужная разбитая кляча с кучей денег. Кому нужно такое счастье?
Неправда! Я впервые вижу вас, но уже знаю, что вы добрая, сильная и… и красивая, - тихо закончил он. – Вы напоминаете мне мою мать.
Лжешь! Маленький лгун! Люблю таких, - рассмеялась Дайана.

ГЛАВА VIII
Он не лгал. Сначала она показалась ему уродиной, но, приглядевшись, он заметил светящиеся в глазах мудрость и острый ум, в немногих жестах увидел рвущуюся наружу силу, такую же, как бушует в нем самом. В немногих словах звучали остроумие и обаяние, а смех звенел медными колокольчиками. Очнувшись, он понял, что этой восхитительной женщине уже за сорок. Но что она предлагала ему!..
Я никогда не лгу, леди фон Грик! Никогда! Но то, что вы предлагаете мне, - низко и отвратительно… Я не могу согласиться на такое, даже умирая от голода. Простите. Мне пора…
Он не лгал, ему действительно нужно идти на свою съемную квартиру и готовиться к предстоящему опросу. Из-за показа его расписание дня сбилось, так что сегодня снова не удастся выспаться, тоскливо думал Ли.
До свидания, Ли, но помни: что бы ни случилось, я помогу тебе, если будет нужно. Не бойся обратиться ко мне. Я не маньячка и не стану требовать благодарности! – усмехнулась Дайана. – Я в ней просто не нуждаюсь…
Какая странная женщина, думал по дороге домой Ли. Дорого одетая, умная, острая на язык, проницательная… Но в то же время зажатая, закомплексованная и разочарованная в жизни. Он никогда таких не видел раньше. он сказал ей правду: она похожа на его мать. Такая же некрасивая лицом, но с глазами освещающими черты мягким необыкновенным светом; умная, но без надежды на исполнение мечты. Сегодня у леди фон Грик, выслушивающей его удивленные восклицания о невозможности купить любовь, было такое же лицо, как у его матери, когда она поняла, что не сможет спорить со старшими сыновьями, не сможет оставить дома своего любимого сына. Живая, и в то же время какая-то вялая, усталая, что ли…
Ли неторопливо шел к дому, в котором жил в Нью-Йорке, думая о Дайане, потом мысли его плавно перетекли на Сандру Дай… Он еще не знал какой сюрприз приготовил ему Джеймс Вудвилл. Он еще не знал, что хозяину квартиры позвонил неизвестный, представившийся полицейским, и предостерег мистера Уайта насчет его квартиросъемщика. «Он бывший вор, будьте осторожны. Стянет еще что-нибудь, или ограбит вас. Не пускали бы вы лучше таких жильцов, мистер Уайт, мало ли что…», - неопределенно закончил Джеймс. По реакции собеседника он понял, что сильно напугал хозяина квартиры Ли. Он немедленно выгонит съемщика из квартиры во избежание каких-либо эксцессов.
« Как просто! – радовался Джеймс. – Он завтра же уедет, а сегодня Сандра будет ночевать в моем доме. Солнышко мое…Сандра…»
Дойдя до дома, Ли неторопливо поднялся по лестнице на третий этаж и с удивлением обнаружил около двери хозяина.
Мистер Нитфельд, прошу прощения, квартира больше не сдается. За следующий месяц вы плату не вносили, так что я вам ничем не обязан. Квартира нужна мне самому. Прошу вас сейчас же забрать свои вещи! – бормотал мистер Уайт.
Ли видел, что мужчина просто дрожит от страха. Но все равно не обратил на это внимания. Его больше занимал вопрос другой – куда идти? Друзей у него еще нет, и денег на отель тоже. Можно, конечно взять кредит, но кто даст кредит приезжему неработающему студенту в половине двенадцатого вечера? Ответ был очевиден: никто. Куда идти? Можно позвонить Сандре, но кто она ему? Разве пустит она к себе ночевать едва знакомого парня? Ли почему-то не сомневался, что нет.
Машинально засунув руку в карман брюк, Ли нашел там прямоугольную визитку, на которой золотыми буквами было выведено: «Дайана фон Грик. …» и адрес. На такси у него хватит, но… Сможет ли он обманывать эту женщину, изображая страстную любовь, а на самом деле мечтая о Сандре? Даже если сможет, то будет сам себе противен…
Внезапно он вспомнил последние слова леди фон Грик: « … помни: что бы ни случилось, я помогу тебе, если будет нужно. Не бойся обратиться ко мне. Я не маньячка и не стану требовать благодарности!» и ее усмешку. Что делать? Выбора нет – не ночевать же на улице. Сегодня он переночует у нее, а завтра… а завтра возьмет в долг у товарищей и снимет другую квартиру. А потом пойдет искать работу…
До свидания, мистер Уайт. Спасибо вам за все. Если что не так, то извините. Прощайте, - Ли улыбнулся, одел на Леди намордник и, пристегнув к ошейнику поводок, пошел к стоянке такси.
Подъезжая к дому леди Дайаны фон Грик, Ли не мог сдержать вздох восхищения, вырвавшийся у него при виде великолепного дома из белого кирпича, посыпанных гравием дорожек, зеленых газонов и бассейна, поблескивающего темно-синей гладью воды. За домом Ли увидел здание поменьше. Неужели конюшня? Она еще и лошадей любит? Вот повезло! Ну должно же хоть в чем-то повезти в такой неудачный вечер, грустно улыбнулся Ли.
Дома у них было три лошади: две беспородные, а третья – породистая вороная кобыла Мэг, которую безумно любил Ли, и наверно поэтому именно ее бил Джозеф…Он всегда так переживал за свою любимицу…
Ну вот, начинается! Уже и детские слезы на глаза навернулись… Почему он вспомнил об этом сейчас? Это трудно объяснить, но, оказавшись здесь, он почувствовал себя как дома… Тряхнув головой, он приказал себе забыть все это, ведь он не у себя дома – ему еще предстоит непростой разговор с хозяйкой дома. Он верил ей и понимал, что ничего страшного ему не грозит, но почему-то ему было не по себе.
Ворота оказались закрытыми, поэтому таксист притормозил снаружи, высадил клиента, посетовав на скудость чаевых, и уехал. Ли остался один. Покачав головой, он нерешительно надавил на кнопку домофона. Услышав ее голос, он обрадовался, что она дома, хотя включенное освещение вокруг дома уже успокоило его.
Да?
Леди фон Грик, добрый вечер, это Ли, Ли Нитфельд. Вы меня помните? – больше всего он боялся услышать отрицательный ответ. Ему так не хотелось уходить!
О, вы пришли, мой мальчик! Проходите к дому и…и зовите меня Дайаной.
Створки ворот медленно поползли в стороны. Постояв секунду, Ли двинулся по дорожке к входной двери. Дайана уже вышла на крыльцо. Высокая и стройная, в белом развевающемся пеньюаре в необыкновенно холодной октябрьской ночи, она казалась ангелом, сошедшим с небес. Ли усмехнулся, ведь ангелом всегда называли его! Сейчас он ни за что не назвал бы ее старой или некрасивой.
Ты все-таки изменил свое мнение? Или что-то случилось? Нет, стоять здесь мы не будем – слишком холодно. Какая милая собака! У меня тоже такие есть! Крис, отведи ее к моим! Пойдем в дом, - сказала она и посмотрела на Ли. Заметив на его лице некоторое замешательство, Дайана звонко рассмеялась. – Что? Ты боишься? За себя или за собаку? Я не кусаюсь. И собаку никто не обидит: ее накормят и позволят лечь спать в теплом месте. Давай руку и пошли в кабинет.
Ли, нехотя отдал поводок терпеливо ожидавшему Крису, нерешительно положил ее руку в свою и отдал себя на ее усмотрение.
А Дайана шла, не оборачиваясь. Она вела его по длинному коридору, стены которого были обшиты темными деревянными панелями, задрапированы то тут, то там шелковыми занавесями и увенчаны стильными эксклюзивными светильниками.
Наконец остановившись, она твердым жестом открыла дверь и застыла на пороге, предлагая Ли зайти первым. Ну нет, подумал Ли, я все еще мужчина! Еще не хватало, чтобы женщина мне дверь открывала!
Нет, Дайана, заходите первой! Я вроде как мужчина еще, - увидев в ее глазах насмешку Ли покраснел, но ничего не сказал. Зачем? Любые слова будут подтверждением ее немому предположению.
Ну хорошо, - улыбнулась она.
Легко и грациозно, но в то же время твердо и без колебаний она переступила порог, мгновенно оказавшись как будто в девятнадцатом веке. Большой дубовый стол, стоящие на нем стилизированные под канделябры светильники; мягкие глубокие кожаные кресла и диваны; драпированные темно-зеленым бархатом стены, вдоль которых стоят стеллажи, заполненные книгами; высокий потолок, теряющийся в темноте, и лишь одно светлое пятно – торшер на высокой ножке, выполненный в виде все тех же канделябров - рассеивал сырую и вязкую мглу в этой средневековой комнате. Но Дайана, как ему показалось, чувствует себя здесь вполне уверенно и комфортно. Он бы сказал даже, что ей здесь уютно, ведь эта комната так похожа на нее саму: серьезная, умудренная годами, хранящая в себе что-то непознанное, опасная и влекущая в глубины своей души.
Нравится? – голос Дайаны в этом странным образом успокаивающем помещении ее голос стал глухим и глубоким, каким-то бархатным, как драпировки на стенах и тяжелые портьеры на окнах. Надо же, сначала он даже не заметил наличие окон! Как расслабляюще действует на него эта женщина!
Да, здесь необыкновенно красиво и уютно даже…
Так что же случилось, Ли? Что заставило тебя прийти ко мне? – Дайана внимательно смотрела на него своими мудрыми, как у змеи, глазами. Лишь сейчас он заметил, что они темно-синие. Надо же какое необычное сочетание: темно-синие глаза и непонятного цвета волосы – не то светло-рыжие, не то светло-русые, не то темно-пепельные. Похожа на ирландку…Она что, тоже не американка, что ли? Спросить? Неприлично.
Как она смотрит на него… Она что-то сказала и ждет его реакции, осенило Ли. Как неудачно – он не услышал ничего. Надо же, как задумался! Даже о Сандре забыл! Как же…
Ли, ты слышал, что я спросила? – она поняла, но не стала смеяться!
Нет, - виновато улыбнулся Ли, - я задумался.
Что заставило тебя прийти ко мне? Что случилось?
Меня неожиданно выгнали с квартиры, а идти мне совсем некуда. Я не местный, а деньги почти кончились…
Понятно, можешь не объяснять. Будешь пока жить у меня, места хватит. С работой что-нибудь придумаем. Откуда ты приехал в Штаты? И скажи, ты ужинал? – Дайана привычно принялась задавать вопросы и принимать решения.
Постойте, погодите, леди фон Грик…Дайана, я не успеваю. Я не ужинал, но очень был бы благодарен за порцию жаркого. А приехал я из Австралии, из Аделаиды.
Историю своей жизни расскажешь, закутавшись в теплый плед в кресле у камина после легкого ужина. И ничего против слышать не желаю, - отрезала Дайана. Увидев растерянность на его красивом лице, она мягко улыбнулась и добавила: - Поздно вечером много есть – вредно. Иди за мной.
И снова нескончаемый коридор. Сначала Ли показалось, что оба его конца тонут во мраке, но потом он понял, что двери в этих концах обиты черной кожей и поэтому в тусклом свете бра их не видно.
На сей раз дорога оказалась куда короче. Дайана остановилась перед дверью, теперь предоставив открыть ее Ли, что он и сделал, пропустив хозяйку в комнату. А помещение, в которое они попали, оказалось столовой. Стен в комнате почти не было – одни сплошные окна. Только в стене с дверью не было окон. Комната представляет собой отдельное боковое крыло дома, догадался Ли.
Дайана усадила его за стол и приказала смиренно ожидавшему ее указаний дворецкому подать Ли ужин. А он подошел к окну справа от стола. За окном, декорированным белым бархатом, он увидел луг, обнесенный забором слева и справа. Наверно, забор есть и впереди, но его не видно в темноте октябрьской ночи. Неужели она все-таки лошадница? Хорошо, если у них есть общие интересы…
Мысли Ли путались, перескакивая с одного на другое кучкой перепуганных зайчиков. Он вспомнил Австралию, Аделаиду, их дом, мать, сестер… На глаза опять предательски навернулись слезы. Они не укрылись от внимательного взгляда Дайаны, но она не сказала ничего, что заставило бы Ли почувствовать себя неудобно и глупо. Она просто жестом пригласила его к уже сервированному на двоих длинному столу.
Ешь, мой мальчик, - улыбнулась Дайана, - сегодня нет времени на разговоры – ты устал и хочешь отдохнуть. Комнату, где ты будешь спать, покажет дворецкий. Если тебе нужно завтра утром куда-то ехать, возьмешь машину, какая приглянется. Поговорим завтра, а сейчас я отправляюсь в постель – у меня был трудный день.
Но…стол ведь сервирован на двоих…Дайана, вы замечательный человек, прекрасная женщина, вы не можете стесняться меня! Куда же вы? Я обидел вас чем-то? Дайана, почему вы уходите? – глаза у Ли слипались, язык отказывался подчиняться, как, впрочем, и все остальные части тела, но он настойчиво пытался понять, с чем связана перемена в Дайане.
Ли, мальчик мой, не волнуйся. Я не стеснялась никогда и никого, а тебя тем более. Я действительно устала. Ты тоже, я вижу. Наверно, не спал всю ночь? Я иду отдыхать. Не беспокойся, я не сержусь. Отдыхай и ни о чем не думай, - улыбнулась Дайана.
Спасибо, - прошептал Ли, - приятных сновидений.
Он был поражен. Но он слишком устал даже для того, чтобы удивляться чему-либо. Завтра, все завтра…
ГЛАВА IX
А Сандра тем временем стояла на балконе дома Джеймса и гневно смотрела на хозяина дома.
То есть как не взял? Джеймс, ты в своем уме? Этот мальчик – клад! Как ты мог?! – Кассандра Дай была вне себя от злости.
Солнышко, не злись, это не повод, - примирительно пробормотал Джеймс. Он понимал, что ее не убедить. Придется подарить ей заготовленное ко дню рождения кольцо сейчас, иначе она не забудет об этом мерзавце.
Если бы Джеймса Вудвилла сейчас спросили, почему Ли – мерзавец, он не смог бы объяснить. Просто он так чувствовал. Разве не мерзавец может попытаться соблазнить его женщину? Конечно, он мерзавец, кто же еще? Он посмел покушаться на его сокровище, значит, должен быть наказан!
Нет, ну объясни мне по-человечески, почему ты его не взял?! Ты же опытный организатор, ты не мог не увидеть, что мальчик предназначен для модельного бизнеса! Так в чем дело?
А, была - не была, слушай, красавица!
Он – любовник леди фон Грик. Она ясно дала понять, что не хочет, чтобы на ее сокровище глазели другие. Она очень влиятельна, в случае чего она может прикрыть нашу лавочку, поэтому я стараюсь поддерживать с ней хорошие отношения. А мальчик избалованный, он увидел тебя и захотел уложить в постель. Разве могла она это допустить? Нет, конечно! Скажи спасибо, что по-прежнему жива, здорова и красива. Леди фон Грик – опасная женщина!
Ну, раз все так…
Джеймс углублялся в ложь все дальше и дальше, придумывая все новые и новые детали и пытаясь не запутаться в них. Врал он вдохновенно и поэтично. По сути, он сказал Сандре о Ли то же, что сказал ему о ней. Но они никогда не узнают о том, кто и как их обманул!
Она слушала, что говорит Джеймс и не слышала. Как?! Это первый представитель мужского пола, не вызвавший в ней отвращения и презрения. И он – любовник этой богатой старой коровы? Содержанец? Проститутка в штанах? Не может быть! Неужели сердце обмануло ее? Как же так?
Но раз Джеймс говорит – значит, знает. Ему можно верить. Единственный мужчина, которому она верит. «Может, выйти за него замуж, чтобы другие не приставали?» - горько усмехнулась про себя Сандра.
Джеймс, женись на мне!
Что?! – он, наверно, ослышался? Да, конечно, так и есть!
Женись на мне! Я хочу, чтобы все эти уроды, которые норовят залезть под мою юбку, отстали от меня! – в ее глазах он увидел лишь решимость.
Конечно, солнышко, с радостью!
Не забудь пригласить на свадьбу леди фон Грик! – резко бросила Сандра, выкинула сигарету и отправилась спать.

А Джеймс все не мог поверить своей удаче. Она сама предложила! Но что делать с леди фон Грик? А, ладно, об этом он подумает завтра.
ГЛАВА X
Боже, он так чувствителен! Настоящее сокровище! Как это ни странно, но она не удивится, если по-настоящему полюбит его. Он просто… просто великолепен: искренен, чист и открыт. Таких мужчин в ее доме еще не было! Она отдаст ему все…

Когда он проснулся, было уже 10 часов. В университет он не успеет даже на реактивном самолете – учебный день уже начался.
Решив не ходить сегодня в университет, Ли оглядел комнату, в которой спал. Помещение было небольшим, уютным и необыкновенно светлым. Опять те же окна в трех стенах – наверно его комната находится над столовой, и справа снова луг. Да, он был прав вчера – забор впереди тоже есть. На лугу он увидел Дайану, стоящую в жокейском костюме рядом с великолепным животным вороной масти. Рядом с ним она казалась красавицей.
Посмотрев окно слева, Ли увидел бассейн и ворота, через которые он попал в эту сказку.
Впереди были сад и конюшни.
Стены нежно-голубого цвета и расписанный в виде неба потолок создавали в комнате особое ощущение воздушности и удивительной свободы, которую хотелось вдохнуть полной грудью вместо воздуха. По углам на специальных столиках стояли зеленые растения в горшках, около большой кровати с пологом, рассчитанной явно на двоих, а то и на троих, судя по размерам, стояли прикроватные столики с эксклюзивными светильниками в виде лошадей. Около окна, находящегося напротив двери, стоял низкий столик для кофе и три таких же низких, но видимо удобных стульев-кресел. У левой стены Ли заметил большой шкаф-купе с зеркальными створками.
Он вылез из теплой мягкой постели и подошел к шкафу, всматриваясь в свое отражение. Понятно, почему Дайана все ему дает – он не просто хорош собой, он великолепен, думал Ли. А что? Тренированная пропорциональная фигура с длинными руками и ногами, открытое белое лицо, обрамленное золотистыми кудрями, зеленые глаза смотрят тепло и ласково. Что еще ей нужно?
Ответ очевиден: любовь. Не просто лживые льстивые речи, не сухие слова благодарности, а искренняя нежная привязанность. Может ли он дать ей это?
А почему, собственно говоря, нет? Она умна и проницательна, по-своему обаятельна и красива, образованна и увлекается его любимыми лошадьми. Кроме того, она добра и благородна. Может, он сумеет полюбить ее…Но если нет – нужно уходить. Он перестанет себя уважать, если будет тянуть деньги из любящей, но нелюбимой женщины…
Стоп! Почему он решил, что она его любит? Любит как человека, как личность? Она совсем его не знает! Она хочет новую игрушку, как и Сандра. Она хочет его тело, но на его душу ей наплевать! В таком случае, он не сможет обидеть ее, даже если захочет…
Удовлетворен осмотром? – услышал Ли голос хозяйки дома.
Что? Я не слышал, как ты вошла…- Ли нырнул в постель – не стоять же перед ней голым!
Я имела в виду комнату. Она тебе понравилась? – Дайана спокойно улыбалась, как бы не замечая смущения гостя.
Да, здесь очень мило. Да, мило, - Ли совсем растерялся. Куда делось его самообладание? Что тут опять происходит?! Почему он забыл не только самого себя, но и большинство слов из английского языка?
Одевайся и пойдем завтракать, - она кивнула в сторону чемодана, который Ли еще не заметил. – Я присяду, если ты не возражаешь. Вылезай из постели и одевайся, я отвернусь! – Дайана говорила почти равнодушно, снисходительно улыбаясь замешательству Ли.
Ли спешно скинул одеяло и принялся натягивать вчерашние брюки и рубашку.
А где Леди? – поймав недоуменный взгляд Дайаны, он пояснил. – Леди – моя собака.
Ах, Леди! С ней все в порядке. Она вместе с моими собаками в помещении для них. Идем в столовую, поговорим там. Дорогу ты знаешь.
Ли хотел было заикнуться о душе и бритье, но не посмел. Как бы ему того ни хотелось, он не дома. И надо честь знать, в конце-то концов!
Его снова усадили во главе стола. Ли не пытался протестовать, не переставая удивляться себе.
Ты обещал мне историю своей жизни, помнишь? Я жду! – эти слова Дайаны прозвучали бы как приказ, если бы не мягкая улыбка, осветившая ее лицо.
Ну, тогда слушай…
Я родился в Австралии, в Аделаиде. Нас в семье было семеро, поэтому после смерти отца братья посоветовали мне покинуть Австралию и искать счастья в другом месте. Так я приехал в Штаты. Поступил в Университет, учусь на юриста. Вот и все.
Да, милый, избытком красноречия ты не страдаешь, - усмехнулась Дайана. – Это не история, это краткая хроника какая-то! Как умер твой отец? Какие отношение у тебя были с другими детьми? А с матерью? Почему она отпустила тебя? Почему учишься именно на юриста? – засыпала его вопросами она.
Ли тяжело вздохнул. Придется рассказывать все. Еще расплачется сейчас – вспоминать о сестрах и матери до сих пор больно. Но вопросы заданы – ничего не поделаешь, придется отвечать.
Отца убили около полутора лет назад. Убийцу не нашли…Наверно, поэтому я решил стать юристом – чтобы никто не попал в ситуацию подобную моей. А другие дети… - вздохнул Ли. – У меня четыре брата – двое старших и двое младших – и две сестры. Старшей, Грэйс – 24, младшей, Маргарите – всего 10. Она у нас самый младший ребенок в семье. Старшим братьям – Джозефу и Крису – 25 и 23, Джейку – 15, Лео – 13. Мать, сестры и младшие братья не хотели отпускать меня – они очень любили меня, а я - их. Нам было трудно расстаться, но деваться было некуда. Денег на содержание семьи не хватало, - в глазах Ли заблестели слезы, что не укрылось от Дайаны.
Ну, милый, не надо. Если больно, то не вспоминай. Как я тебя понимаю! Я столько всего потеряла… - сокрушенно покачала головой Дайана. Подняв глаза, она сначала не поняла, что происходит: просто глаза Ли оказались так близко к ее собственным, что она утонула в них. В следующую минуту губы их слились в нежном поцелуе.
Дайана была ошарашена. Никогда поцелуй не был таким. Холодным разумом она пыталась сформулировать его определение, но на ум приходило только одно слово – искренний. Этот поцелуй шел от сердца!
А Ли, если и удивлялся себе, то не сильно. Может быть, только своей решимости. Просто в какой-то момент она показалась ему такой хрупкой и беззащитной, что ему захотелось обнять ее и поцеловать, что он и сделал.
Ли! – начала Дайана, но он прижал палец к ее губам, улыбнулся и прошептал:
Не надо, не говори ничего. Просто позволь мне любить тебя. Любить по-настоящему!
Дайана с трепетом закрыла глаза и отдала себя в его руки. Позже она не смогла вспомнить, когда кончился этот день и начался следующий. С этого момента время для нее перестало существовать, впрочем, как и для всех счастливых людей.
А Ли наконец понял, что влюбляется. Эта женщина оказалась куда красивее в широком смысле этого слова и интереснее блестящей игрушки - Сандры.
Жизнь его стала размеренной: утром он завтракал с Дайаной, после чего он отправлялся в университет, а она – в офис. Вечером они ужинали вместе, потом играли в карты или в шахматы, пели и танцевали, занимались любовью. Выходные дни они проводили либо около бассейна, либо на лошадях. Иногда Дайане удавалось вытащить своего возлюбленного на светские приемы, но редко – Ли не любил туда ходить. На таких сборищах все смотрели на него как на очередную игрушку леди фон Грик. Не мог же он каждому объяснять, что любит эту удивительную женщину! Да и никто не поверил бы ему – Дайана никому не показывала того, что показала ему.
В солнечный июльский день они загорали около бассейна. Внезапно Дайана подняла голову.
Ли! Ты хочешь навестить родных?
Он так и подпрыгнул от удивления. Что это с ней?
Да, Дайана. А в чем дело?
Вот именно, в чем дело? – хитро улыбнулась она. – Ты говорил, твой день рождения – 8 августа?
Да, - рассеянно кивнул Ли.
Этот день мы проведем в Аделаиде!

ГЛАВА ХI
Ли никак не мог поверить, что он не спит и не бредит. Всего через несколько минут такси довезет их с Дайаной до родного дома! Он снова увидит мать, братьев и сестер! Как он по ним соскучился! Не скрашивала этой тоски даже внезапная любовь.
Наконец, Ли увидел впереди ограду их дому. Еще несколько минут и такси остановилось. Кто-то сидит на крыльце. Господи, это же Маргарита! Его маленькая Марго так выросла! Он без слов раскрыл объятия навстречу ей. Она тут же кинулась в них.
Ли! Как я рада тебя видеть! Как ты здесь оказался? Я так скучала по тебе!!! – лицо Марго светилось от радости, но на глазах блестели слезы. Ли же ничего не мог сказать – сердце переполняло счастье.
Что здесь происходит? – на пороге показалась миссис Нитфельд, но, заметив сына, разрыдалась. – Ли! Дорогой, иди ко мне! Как я боялась, что больше тебя не увижу!
Ли обнял мать и за ее спиной беспомощно посмотрел на стоящую неподалеку Дайану. Она торжествующе и с умилением улыбалась.
Мама! Хватит плакать, я здесь, жив и здоров. И счастлив, кстати! – Ли пытался пошутить. – Мама, посмотри, это Дайана.
Миссис Нитфельд обернулась и посмотрела на леди фон Грик. Та слегка наклонила голову в знак приветствия и счастливо улыбнулась. Миссис Нитфельд ответила ей тем же – Дайана ей понравилась.
Добро пожаловать, леди Дайана! – Ли изумился, как мать почувствовала в ней аристократку.
Ну что вы! Для вас я просто Дайана! Спасибо вам за то, что воспитали такого прекрасного сына! – мягко сказала леди фон Грик.
Спасибо вам, что сделали его счастливым…- начала миссис Нитфельд, но Ли остановил ее.
Так, ну хватит уже вгонять меня в краску! Тут собрались три мои самые любимые женщины! – Ли огляделся по сторонам. – А где Грэйс?
Грэйс…- мать погрустнела. – Грэйс больше нет с нами. Она вышла замуж и уехала в Канаду. Уже несколько месяцев. Она уехала почти сразу после тебя.
Она счастлива? – обеспокоенно спросил Ли.
Пишет, да, - миссис Нитфельд решительно тряхнула головой. – Идемте в дом, с минуты на минуту придут твои братья, будем обедать.
Она открыла дверь, поманив за собой остальных.
Устроившись на диване, гостья окликнула Анну.
Миссис Нитфельд, - окликнула хозяйку Дайана, - мы привезли вам подарок. Ли сказал, вы любите лошадей, - мать медленно кивнула, - мы привезли серого в яблоках мерина. Он объезжен, спокоен и силен. И главное – надежен, он с моего завода в Манчестере.
Анна Нитфельд, казалось, потеряла дар речи. Она лишь молча смотрела на леди фон Грик полными слез глазами.
Дайана, дорогая, как мне вас благодарить? – на ее лице появилось выражение восхищения.
Вы мне ничем не обязаны. А вот я с вами никогда не расплачусь, - Дайана с любовью посмотрела на Ли. Тот ответил ей обожающим взглядом.
На крыльце послышался шум.
О, кажется, твои братья пришли, - кивнула Анна.
Сидевшая на коленях Дайаны Маргарита – они сразу подружились – спрыгнула на пол и побежала к двери с криком «Ли приехал!!!»
Джозеф вошел и посмотрел на Марго.
Нет, милая, это всего лишь я.
А это - я, братец. Здравствуй, - Ли поднялся с дивана, на котором сидел с Дайаной.
За одну секунду Джозеф увидел дорогую одежду Ли, его счастливую улыбку и женщину в бриллиантах, сидящую рядом. Зависть вспыхнула в нем ярким пламенем.
Взглянувший в глаза брата Ли с изумлением увидел в них жгучую ненависть.
Ну привет, братец. Что ты здесь делаешь?
Я приехал домой, Джозеф. Ты не рад меня видеть? – улыбка на лице Ли медленно гасла.
А это еще что за кобыла? Что, это все, на что наш ангелочек может рассчитывать? – улыбнулся Джозеф.
Ли ошеломленно уставился на брата. Он не ожидал от него такой грубости! Боковым зрением он увидел, как вскочила Дайана, как охнула мать, как отшатнулся от брата вошедший следом Лео, но ничего не мог сказать. Более того, он не мог пошевелиться.
Да ты никак язык проглотил, Ли? Хороший нашел доход, да? Она тебя еще не заездила? – разошелся Джозеф.
Внезапно почувствовавшая себя слабой Дайана с криком выскочила из комнаты. Куда девалась ее гордость и выдержка? За окном послышался визг тормозов, а потом слабый женский стон.
Ли с ненавистью посмотрел на брата и кинулся на улицу, за Дайаной. Он слышал, как за его спиной мать, плача, ругала старшего сына, а маленькая Марго заходилась в рыданиях, но сейчас его волновало не это. Дайана! Где Дайана?
Он вышел во двор и буквально взвыл. Он увидел машину Криса, его самого рядом с ней. Он не хотел смотреть на землю. Его сердце чувствовало, что он увидит там окровавленное тело любимой женщины.
Вылетевшая за ним из дома Маргарита громко закричала, увидев Дайану. Она обняла Ли, но тот словно окаменел. Он не хотел даже думать, что может потерять ее. Он понимал, что должен звать врачей, пойти и посмотреть, насколько серьезны ее травмы, но не мог пошевелиться.
Наконец стряхнув с себя оцепенение, он на негнущихся ногах подошел к телу Дайаны. Она дышала, что подарило Ли надежду на лучшее.
Звоните в «Скорую»!!! – нечеловеческим голосом заорал он. – Она еще жива! А вам, - он посмотрел на Криса и присоединившегося к нему Джозефа, - я этого никогда не прощу, – Ли с трудом перевел взгляд на Дайану и, нагнувшись, поцеловал окровавленные губы. – Все будет хорошо, дорогая, я обещаю. Все будет хорошо…

ГЛАВА XII
Ли никак не мог понять смысла вполне понятных ему слов. Он как бы знал их по отдельности, но вместе мозг не хотел их воспринимать.
Вот уже минут пятнадцать он сидит на этом неудобном больничном диванчике и пытается понять одну простую, но такую не подвластную восприятию фразу. Полчаса назад из помещения, где оперировали Дайану, вышел врач и, сокрушенно покачав головой, сказал:
Она в коме…Операция прошла не очень удачно, но мы сделали все, что могли, - он посмотрел на Ли. – Как могло случиться так, что она попала под машину во дворе дома? Как надо ехать и как надо бежать, чтобы не заметить друг друга?
Она…она была очень обижена на моего брата и, ничего не видя, побежала на улицу. А уж как Крис на нее наехал, я не знаю, спросите его, - золотистая голова бессильно упала вниз. - Не мучайте меня! – голос Ли внезапно сорвался на крик. – Она выживет?
На честные глаза врача навернулись слезы. Было видно, что он борется сам с собой, решая, что выбрать: честность или милосердие.
Не знаю. Теперь остается только ждать. Езжайте домой, отдохните; - врач задумался. – Если что-нибудь изменится, мы вам сообщим.
Оставить ее? Ни за что! Я остаюсь здесь! – непререкаемым тоном заявил Ли. – Мама, забери домой Марго, пожалуйста. Ей не место здесь.
Нет, Ли. Она успела полюбить твою Дайану. Она не бросит ее, как и я, - твердо сказала Анна Нитфельд. – Дайана - хороший человек. Ты очень любишь ее? – вечно добрые глаза матери устремились на ее самого красивого сына.
Спасибо, мама, - устало выдавил Ли. – Я буду требовать, чтобы Криса посадили. Прости меня за это, но я не могу допустить того, чтобы он оставался на свободе, пока моя Дайана находится в коме и неизвестно, выйдет ли она из нее.
Я понимаю, - кивнула Анна. – Не могу сказать, что согласна с твоим решением, но я понимаю. Хотя я думаю, что Крис сделал это не нарочно.
Да какая разница?! – закричал Ли. – Дайана в коме, она почти умерла, понимаешь?! И виноват в этом Крис! – он устало рухнул на диванчик и попытался унять рыдания. – Езжай домой, мама. Оставьте меня, пожалуйста! И зачем я согласился на эту поездку?..
Анна покачала головой, но со вздохом повиновалась. Взяв за руку Лео, она пошла по коридору к выходу. Оглядываясь, она каждый раз видела согбенную фигуру своего любимого сына, и ее сердце разрывалось на части. Как помочь ему? Теперь ему и Дайане поможет только Господь Бог…
ГЛАВА XIII
Прошло две недели. Состояние Дайаны не улучшалось, но и не ухудшалось.
С первым лучиком солнца в комнату, в которой жил вот уже две недели Ли, заглянул благообразный джентльмен.
Доброе утро, мистер Нитфельд! Я адвокат леди фон Грик. Вы знаете, что ее завещание составлено в вашу пользу? – адвокат участливо нагнулся к Ли, но тут же отпрянул, пораженный искренним негодованием, блеснувшим в глазах австралийца.
Какое, к черту, завещание?! Она жива, жива, понимаешь?! Мне не нужны ее деньги, мне нужна она! Убирайся вон! – крикнул Ли, но тут в комнату заглянула медсестра.
Мистер Нитфельд, вы просили сообщать об изменениях в состоянии леди фон Грик.
Да-да, говорите!
Ей стало хуже, - голос сестрички дрогнул. – Теперь она либо очнется, либо умрет…- она не договорила, увидев, какое впечатление производят ее слова. – Мистер Нитфельд, извините, мне пора туда.
А вы говорили…- покачал головой адвокат.
Молчите! – снова крикнул Ли. – Я иду туда. Ждите здесь.
Мысли в голове Ли путались. Как это – умереть? Нет, она не умрет, не умрет из-за него! Если бы не его тоска, она не приехала бы сюда, и его братья не убили бы ее. Он виноват во всем этом, он и только он! «Господи! – неожиданно для самого себя взмолился Ли. – Не позволяй ей умереть! Другого столь же доброго человека на земле не существует! Помоги ей выжить!»
Когда он подошел к двери реанимации, на глазах его блестели слезы. Ангелы не плачут! Слезы грустно текли по щекам молодого красивого мужчины, но выглядели так естественно в этот момент! Ангелы не плачут…
Мистер Нитфельд? – Ли как сквозь вату услышал чей-то голос. – У меня хорошие новости! Леди фон Грик очнулась. Теперь она быстро пойдет на поправку!
И все! Боль как рукой сняло. Ему хотелось петь, кричать, танцевать, смеяться и плакать…Дайана…его Дайана будет жить!
И они вместе пойдут на свадьбу Сандры и Джеймса Вудвилла 13 сентября…
ГЛАВА ХIV
За окном стоял солнечный сентябрьский день. Настало время покидать Аделаиду.
Ли было немного грустно. Теперь он знал, что никогда уже не вернется сюда – слишком много боли причинил Дайане и ему этот визит. Да и не к чему возвращаться: Дайана, эта благородная женщина, решила, что они заберут с собой в Нью-Йорк Марго, Лео и Джейка. Старшие братья не интересовали Ли, но мать…Она наотрез отказалась покидать свой дом.
Дайана, я очень ценю ваше приглашение, но я прожила здесь всю жизнь и не покину этого места до самой смерти. Плохо мне здесь или хорошо – неважно. Это мой дом.
Но вы хотя бы не откажетесь навестить нас как-нибудь? Естественно, все расходы мы берем на себя, - с надеждой сказала Дайана.
Мне так неудобно, что мой сын живет на ваши деньги… - начала миссис Нитфельд, но Дайана прервала ее.
Анна, вы ошибаетесь. За время моего «больничного» Ли вел все мои дела и – не знаю, как ему это удалось! – увеличил мое состояние почти вдвое! Так что я уже не знаю, кто за чей счет живет, - с улыбкой закончила Дайана. – Ну, так как насчет визита?
Я с удовольствием, моя дорогая. Ведь с вами теперь почти все мои дети! Но я не беспокоюсь – они в хороших руках! – со слезами улыбнулась Анна.
Два такси отъехали от дома почти час назад, навсегда увозя с родины Ли, Лео, Джейка и Марго, а Анна Нитфельд все стояла и смотрела на пыльную дорогу. Она осталась одна! Впервые за всю жизнь и окончательно.
ГЛАВА ХV
День тринадцатого сентября начинался в суматохе: леди Дайана фон Грик и Ли Нитфельд собирались на свадьбу к Сандре Дай и Джеймсу Вудвиллу. Прислуга носилась по дому с космической скоростью, все время что-то унося и принося.
К выбору одежды Дайана подошла очень ответственно. Она настояла, чтобы Ли оделся в костюм, смоделированный Сандрой, как и она сама. Для себя Дайана выбрала достаточно смелое платье, какое-то невообразимое сочетание шелка, бархата и шифона нежно-серебристого оттенка. Для Ли подобрали костюм темно-синего шелка, чтобы он с одной стороны контрастировал, а с другой – сочетался с нарядом Дайаны.
Наконец они увидели друг друга в этих костюмах. Дайана восхищенно всплеснула руками, а Ли схватил ее и закружил по комнате.
Ты будешь самым красивым мужчиной на этой свадьбе! Смотри, чтобы Сандра не влюбилась в тебя! – засмеялась Дайана.
Мне все равно – ведь самой красивой женщиной там будешь ты! – Ли с любовью смотрел в синие глаза Дайаны.
В комнату заглянул дворецкий.
Миледи, прошу прощения, но вам пора, иначе вы опоздаете на свадьбу.
Дайана нехотя оторвалась от Ли и посмотрела на дворецкого.
Да, хорошо. Приготовьте нам черный «Мерседес».
Будет сделано, - с поклоном дворецкий удалился.
Дайна снова повернулась к возлюбленному.
Нам пора, милый, - сказала она и сделала шаг по направлению к двери.
А в комнату снова зашел дворецкий.
Миледи, машина готова. Вам пора!
Уже идем, Ларс.

ГЛАВА ХVI
Наши поздравления, миссис Вудвилл! – Ли почтительно склонился над рукой Сандры Дай.
Та с недоверием посмотрела на него. Неужели он забыл ее? Неужели променял на эту старую лошадь? Сандра недоуменно хлопала глазами, принимая поздравления. Почему-то леди фон Грик выглядит куда более счастливой, чем чувствует себя Сандра. Почему? Она замужем за безумно любящим ее человеком, который уже отдал ей все, что мог. А Дайана? Что может делать счастливой ее? Некрасивая, богатая старуха. Неужели она не понимает, что Нитфельд с ней только из-за ее денег? Тогда она еще и дура впридачу!
Кассандра недовольно пожала плечами. Почему ее это так беспокоит?
Тут она поняла, что кто-то к ней обращается.
Сандра, пора бросать букет, - прошептал ей Джеймс.
Букет? Ах, да, - Сандра с тяжелым вздохом поднялась на сцену и повернулась спиной к толпе. – Ловите!
Через секунду она обернулась и увидела свой букет. В руках леди фон Грик. Сандра едва не взвыла от злости – ей почему-то ужасно не нравилась эта аристократка.
Но тут она услышала голос Ли.
Попрошу внимания! Всем известно, что тот, к кому прилетит свадебный букет, следующим вступит в брак. Так вот, этот букет прилетел к леди фон Грик неслучайно! – Ли торжествующе посмотрел на вмиг помолодевшую лет на десять Дайану. – Леди Дайана Тереза фон Грик, я официально прошу вашей руки!
Толпа восхищенно выдохнула – таких представлений они давно не видели. Люди замерли в ожидании ответа Дайаны. Все…кроме Сандры. Молодая невеста сходила с ума от злости и ревности. Вопрос «Почему?» повторялся в ее голове тысячи раз.
А Дайана тем временем сделала глубокий вдох, чтобы унять сердцебиение. Ей удалось справиться с собой.
Так вы согласны стать миссис Нитфельд, отказаться от своего дворянского титула? – спросил Джеймс Вудвилл, пораженный ходом событий. Ведь это он свел их!
Да! – голос Дайаны был тверд, а ее лицо смягчала лишь плескавшаяся в глазах улыбка.
И только тогда Сандра поняла, какую ошибку она совершила, выйдя замуж за Джеймса. Глубоко вздохнув, она подошла к мужу, решительно глядя на него.
Джемми, мы совершили ужасную ошибку! Я не люблю тебя, и должна была сказать тебе это раньше, но не могла. Прости меня, Джемми, я ухожу.
Лицо Джеймса Вудвилла страшно изменилось: посерело, осунулось, поблекло. Сандра нанесла ему удар в самое сердце! Стоящие рядом гости сочувственно покачали головами, но в глубине души остались довольны – они не зря потратили время, придя сюда, им будет, о чем вспомнить.
Все обменивались впечатлениями об этой свадьбе, превратившейся в такую драму. Ничего не слышали только Ли и Дайана. Они были слишком заняты друг другом, чтобы заметить что-либо вне их маленького мирка.
Я люблю тебя, Дайана! – наконец выдохнул Ли. – Эти затертые слова не могут выразить того, что твориться у меня в душе…
Не надо, я знаю это, - с улыбкой возразила Дайана. – Я чувствую то же самое. Только никогда не оставляй меня, ладно?
Никогда! – поклялся Ли Нитфельд, сжимая в объятиях свою будущую жену.

@темы: гет, отвлеченное, так сказать творчество

URL
   

L'infatuazione Vera

главная