08:58 

Помешательство

Название: Помешательство.
Автор: Lionette
Пэйринг: Джаред Лето/Билл Каулитц, POV Билла
Рейтинг: что-то вроде PG-13. Хотя, может и R. ХЗ.
Предупреждение: ангст, дэт-энд
Дисклэймер: полет больной марсианской фантазии, отравленной неприязнью к ТН и лично Биллу Каулитцу. А еще множеством разговоров вокруг ЕМА-08, которые просто бесили.
От автора: Kapusya, написано исключительно для тебя. Сама я бы бросила на середине.
Тапками не бить, ни одного фика с пэйрингом джилли не читала. И не собираюсь.

Шумный концерт. Как всегда. Так болит голова! Первое время приносящие наслаждение крики фанаток стали надоедать, потом раздражать… а сейчас хочется кричать, чтобы они заткнулись.
Он и сам фанат, всегда им был. Это состояние души, которое он бы не променял ни на что другое. Но теперь, когда у него появились свои собственные фанаты… а точнее, толпы девушек-фанаток, жаждущих попасть в его постель. Поначалу это несказанно заводило, дарило ощущение собственной важности, популярности, даже идеальности! Но потом… захотелось чего-то другого. Тихих разговоров о творчестве, нормальных человеческих отношений.
Но отношения с фанатами уже выстроены, они не поймут такой перемены, в частности из-за возраста. Это убивало его. Осознание, что нельзя безболезненно изменить ситуацию в желаемую сторону.
Сегодняшний вечер начинался как обычно. Саундчек прошел без проблем, аппаратуру настроили, он даже остался доволен своим голосом, что случалось нечасто. Всё предвещало потрясный концерт в огромном зале, наполненном фанатами, знающими наизусть каждую песню, хотя язык для них не родной.
Он всегда старался установить контакт с залом, какие-то особые вибрации, которые в случае если это получалось, сводили его с ума, наполняли какими-то сумасшедшими эмоциями, бросали в состояние нереальной эйфории…
Это первый такой большой зал для них. И он немного нервничал, как всё сложится. Расхаживая по краю сцены, он размышлял, сможет ли он завладеть каждой секундой внимания такой большой аудитории.
И вот момент настал, надо выходить на сцену. Он поправил прическу, устройство за спиной, наушники… вроде всё готово.
Несколько шагов, и все мысли буквально смывает волной восторженного рева толпы, ее энергетикой и радостью от встречи с кумирами. Он приготовился впитывать эту энергию, чтобы отдавать обратно в зал в новом виде.
Два часа пролетели на одном дыхании, голос сел, как всегда после таких концертов. Он чувствовал себя как выжатый лимон, но тем не менее был счастлив. Брат, проходя мимо, хлопнул его по плечу. Это означало одно: девушки уже ждут в номере. Хороший секс станет отличным завершением этого дня. А фанатки обычно удовлетворяют все желания…
Распахнув дверь в свой номер, он услышал голоса, доносящиеся из гостиной, и звуки телевизора, очевидно, девушки смотрят какой-то музыкальный канал. С отвращением он услышал свой голос. Да, вот она популярность…
Девушки снова заговорили. Немки. Ну что ж, неплохо. Главное, чтобы были старше 13-ти. А то один раз он едва не вляпался в нехорошую историю.
Заходя в гостиную, он постарался сделать приветливое лицо, растянув губы в улыбке. Девушки завизжали и начали тараторить что-то. Он не понимал ни слова, наверное, потому что совсем не вслушивался. Он уже предвкушал, что будет делать каждая из них.
Он уселся на диван перед телевизором, посадив девушек по обе стороны от себя. Одна покусывала мочку его уха, вторая занялась шнуровкой на штанах. Что ж, совсем недурно…
Он прикрыл глаза, наслаждаясь ощущениями. Как вдруг в голове что-то взорвалось. Звуки гитары, как будто доносящиеся издалека, становились всё громче…
Он открыл глаза. Одна из девушек облизывала его шею, голову другой он чувствовал у себя между ног. Но все остальные ощущения пропали вмиг, хотя фанатки не заметили, как он открыл глаза.
А он не мог оторвать взгляда от телеэкрана. «He’s a stranger to some and a vision to none…”, - донеслось до него после гитарной партии. Опять. И снова ступор. С экрана на него смотрели невероятные голубые глаза, голос завораживал.
В который раз он видит этот клип! Черт бы его побрал…
Его уже несколько месяцев крутят на MTV, и каждый раз как он видит этот мини-фильм, не может оторваться. Да какое там, даже пошевелиться не может!
Он грубо схватил девушку за волосы, оттаскивая от своего паха, дотянулся рукой до пульта и нажал «запись», сам не понимая, зачем это делает. Через пару минут, когда клип закончился, он осознал, что одна из девушек сидит на полу, обиженная и раздраженная. Вторая сидит рядом с ним и явно не знает, что ей делать.
- Уходите, - обронил Билл бесцветным лишенным эмоций голосом.
- Как? Почему? – две пары глаз растерянно смотрели на него.
Как-как… до вот так. Мне сейчас не до вас, лапочки.
- Извините, у меня разболелась голова, я хочу лечь спать, - бормотал Билл, твердо подталкивая их к двери. – Пока-пока! – изобразив рукой приветственный жест, он закрыл за ними дверь.
Несколько шагов. Спальня. Он упал на кровать без сил и почему-то в слезах. Эти просмотры и ощущения после них начинали пугать его. Какого черта? Да, музыка прекрасная, видео выдающееся, и Джаред… Джаред очень красив. Но почему это так тревожит его? Он же не гей какой-нибудь…
Он залез в постель, даже не раздеваясь, и незаметно для себя провалился в сон.
Как и обычно после концертов, ему снилась чернота, прорезаемая яркими вспышками света. Но сегодня было что-то еще. Китайские иероглифы, воины с мечами… и красивое белое тело, облачаемое во что-то шелковое. А еще – теплый взгляд лучистых синих глаз. Джаред!
- Джаред! – Билл сел в постели, выкрикнув это имя. Подушка была мокрой от слез, в горле стоял ком, а сердце отбивало бешеный ритм.
Он с трудом выпутался из многочисленных простыней и пошел в гостиную. Запись все еще шла, но он без труда нашел на диске – хвала цивилизации! – нужный момент и снова начал смотреть клип, не отдавая себе отчета в том, а что, собственно, хочет увидеть.
Клип закончился, началась какая-то ерунда. А Билл пошел в ванную, залез под душ… и понял, что ему очень-очень плохо. Рука двигалась привычно размеренно, равномерно увеличивая темп. Кончив, Билл откинул голову назад, больно ударившись о стенку душевой кабины. Но ему было всё равно. Перед глазами у него было лицо с пронзительно-синим взглядом и молочно-белое тело.
Он был противен самому себе.


- О, Билл, смотри! – над ухом прозвучал голос Тома.
Билл рассеянно взглянул на брата. Тот тыкал пальцем в афишу. Проследив его жест, Билл едва не отгрыз себе палец, которым до этого машинально потирал губы. Внутри всё похолодело. На афише он увидел название выступающей сегодня группы – 30 seconds to Mars. Черт, черт, черт! Что там говорит Том? Что неплохо бы сходить? Только не это! С той чертовой ночи в отеле прошло два месяца, в течение которых Билл старательно пытался вытравить из своего сознания Джареда Лето, а теперь Том хочет, чтобы они пошли на их концерт. Ну как, как ему объяснить? Как рассказать брату, что он без ума от мужчины? Что он периодически ловит себя на мысли, как было бы здорово с ним переспать? От этих мыслей Биллу самому было дурно, а лицо Тома, выслушивающего это, он себе прекрасно представлял. И ни за что бы не сказал брату, какие фантазии его одолевают.
- Билл, ау! – он встряхнул головой, возвращаясь к реальности.- Так мы идем или нет?
- Да, хорошо, если ты так хочешь…Только мы идем инкогнито, не дай бог кто узнает.
Том как-то странно посмотрел на брата.
- Ну как хочешь.
Билл умирал от мысли, что его фантазии как-то дойдут до Джареда. Ему хотелось провалиться сквозь землю. «Никто не знает, никто не знает…», - твердил он себе.
До концерта было 6 часов.

Около клуба выстроилась длиннющая очередь. Фанаты, одетые в официальный мерч и хэнд-мэйд с символикой группы, смеялись и возбужденно болтали. Вокруг Билла мелькали в огромном количестве фениксы, глифы, черепа… Он более-менее разбирался в символике, потому что какой-то особенно тяжелой ночью его занесло на официальный сайт группы, а потом и на форум, где он много что прочитал. К своему удивлению, он нашел там упоминания и о себе, к сожалению, отнюдь не лестные. Поэтому вторым страхом после того, что Джаред каким-то образом догадается, стала возможность того, что его узнают фанаты, Эшелон, как они себя называют. Тогда живым ему точно не уйти.
Он старался слиться с толпой одетый в простую черную майку с каким-то рисунком и непримечательные черные же джинсы. Волосы он собрал в хвост, от макияжа, естественно, воздержался. Том, который так хотел пойти на концерт, в итоге отказался, напуганный рассказами брата о ненависти Эшелона к их группе. Если Билл еще мог как-то замаскироваться, то его-то узнать проще простого – волосы деть некуда. Поэтому скрепя сердце, Том остался в отеле.
И Билл остался один. В огромной толпе под названием Эшелон. Один на один со своими страхами и нещадно мучающими фантазиями.
Занятый своими мыслями, Билл и не заметил, как вошел в клуб. Люди ломанулись в зал, чтобы занять места поближе к сцене. Толпа и так бы унесла его, но он решил не расслабляться и в итоге оказался справа от центра сцены, но в первом ряду. Хотя он и не обладал атлетическим телосложением, но всё же мужская сила давала себя знать в борьбе с перевозбудившимися девочками. Как это всё походило на их концерты! Только сейчас он был по другую сторону. И публика в большинстве своем была старше, чем на их концертах. И визг чуть тише. Или это так кажется, когда ты в зале? Биллу вдруг страшно захотелось оказаться сейчас на сцене. Спеть дуэтом с Джаредом…
Билл тряхнул головой, стараясь отбросить эти мысли. Он даже не заметил, как группа, служившая разогревом, вышла на сцену. Сейчас они ее уже покидали. Ну надо же, как глубоко он ушел в себя…
Заиграла O Fortuna. Какая музыка! Мурашки по коже… интересно, кто придумал такую увертюру к концерту, это же гениально! Люди и так в предвкушении, нервы натянуты до предела, а тут еще такая музыка, пробуждающая какое-то очень знакомое и трудноопределимое ощущение внутри. Эйфория.
И вот… на сцену выходит басист. Кажется, Тим. Билл плохо помнил его, потому что… потому что вообще плохо помнил всё, что не касалось напрямую Джареда. За Тимом на сцене появился Томо, сразу взяв аккорд, заставивший зал взреветь. Новый взрыв эмоций вызвало появление ударника, брата Джареда. Шеннон… он ему ближе всех. Билл страшно завидовал ему, сам не понимая, почему. И наконец… да, вот он, сияющий в лучах прожекторов и фанатского обожания Джаред Лето. Рев толпы едва не оглушил Билла. Он и сам заорал, хотя вовсе не собирался делать этого. Но либо это настроение толпы уже течет по его собственным жилам, либо что-то еще, но появление Джареда вызвало в нем просто неземной восторг.
Концерт начался. Люди вокруг Билла пели все песни, он лишь открывал рот, потому как мало что знал. Наверное, только From Yesterday он мог процитировать наизусть, она сводила его с ума. Остальные песни знал только по названиям.
Как всё ярко… людское море вокруг и позади Билла колыхалось в такт музыке, ведомое ритмом, который задавал Шеннон. Томо и Тим творят что-то невероятное со своими гитарами. Как чисто звучит голос Джареда! Билл никогда бы не поверил, что вживую можно петь так близко к студийной записи. Они и правда уникальны.
А Джаред… бегает по сцене, крутится, вертится, прыгает, ревет… зал в экстазе. И он, Билл, тоже. Как бы ему сейчас хотелось обнять Джареда… он знал, что тот сейчас мокрый насквозь, можно смело выжимать, да и волосы как будто после душа – знал по себе. Но это всё мало волновало его. Он хотел узнать, какой аромат исходит от его волос… чувствовать, как он дышит…
Мысли Билла были прерваны ревом толпы, когда Джаред объявил следующую песню – The Kill. Он отдал гитару технику и теперь твердо стоял посреди сцены. По знаку его сложенных вместе рук песня началась. Голос менялся с почти шепота на рвущий душу нереально чистый крик.
Припев… Биллу казалось, что слова попали в кровь. В его кровь. И вместе с ней циркулируют по телу. Зал не просто пел, он дышал вместе с Джаредом и выдохами были слова. Такие же красивые и щемящие сердце, как сам неотразимый мистер Лето.
Второй куплет. Второй припев Билл уже кричал во весь голос, но не слышал себя. Казалось, всё пространство зала вместо воздуха заполнил леденящий душу и воспламеняющий кровь сильный голос Джареда.
По залу прокатился общий гул, Билл почувствовал, что его прижали к барьеру. Подняв глаза, он увидел, что Джаред идет по барьерам, держась за руки фанатов по направлению к нему! Еще пара секунд - и влажная сильная рука оказалась в небольшой руке Билла. Ему пришлось приложить все усилия, чтобы не уронить Джареда, чтобы он, не дай бог, не оступился.
Он выдержал. А секьюрити помогли вокалисту вернуться на сцену.
Остаток концерта Билл просто не помнил. Музыка и голос по-прежнему заменяли воздух, а воспоминание о руке Джареда в его собственной сводило с ума. Он не мог отвести взгляда от блистающего силой голоса вокалиста. Attack. Да… «Run away, run away, I'll attack…», - советовал Джаред. То же самое вторил Билл, только самому себе. «Он опасен, он сводит с ума их всех, и меня тоже! – кричал он внутри. – Уходи, спасайся, пока еще можешь!»
Но на самом деле он уже не мог. После концерта он не мог перестать дрожать в ожидании автограф-сессии. Группу приветствовали восторженным ревом, в который Билл внес свой вклад, вложив в этот крик всё то, что было у него внутри, что разрывало его на части. Жаль, что Джаред не услышал этого…
Подошла его очередь, дрожащими руками он протянул фронтмену купленный здесь же диск. Джаред поднял на него глаза:
- Тебе понравился концерт?
Билл похолодел. Неужели он узнал его?!
- Что? – только и смог выдавить он. Джаред улыбнулся, в глазах искрилось веселье.
- Концерт. Тебе понравился концерт? Или было слишком громко? Мы же для вас стараемся, нам важно ваше мнение.
Нет, не узнал. Это он со всеми фанатами так общается? Боже… Билла накрыла очередная волна восхищения.
- О да, концерт был великолепен, лучшее шоу в моей жизни!
Джаред удовлетворенно улыбнулся.
- Я рад, - он протянул диск с подписью Биллу. Тот не смог удержаться, чтобы вновь не коснуться его руки. Джаред никак не отреагировал на это, уже смотря на следующего фаната.
Билла трясло. Ему казалось, что он не сможет дойти до отеля. И что он скажет Тому? Тот обязательно спросит, почему он так дрожит.
Билл медленно поплелся к отелю, стараясь успокоиться и молясь, чтобы ему не встретился никто из его собственной группы.
Дойдя до своего номера, он без сил рухнул на кровать. Горло стиснуло, глаза защипало…
Билл рыдал, уткнувшись головой в мягкую подушку. Он больше не владел своим сердцем – оно теперь принадлежало великолепному синеглазому красавцу. Джареду Лето.

- Билл! Да что же это такое, я со стенкой разговариваю? – Том начинал злиться.
А Билл меланхолично следил за тем, как капли дождя стекают по оконному стеклу, в котором ему опять мерещились голубые глаза фронтмена 30 seconds to Mars.
- А? Что? – задумчиво выговорил он?
- Я говорю, что нам везет на твоих 30, - рассмеялся Том.
Билл решил, что ослышался. Почти год прошел с того концерта, с той памятнейшей ночи. Его по-прежнему бросало в дрожь при любом упоминании о Джареде Лето, за жизнью и творчеством которого он теперь тщательно следил. Так о чем там талдычит Том?
- В каком смысле? – наконец Биллу удалось сформулировать вопрос, слегка оправившись от удивления.
- ЕМА. Мы же едем туда. А твои ненаглядные 30 будут там соведущими. Сможешь с ними пообщаться, - ухмыльнулся Том.
Билла бросило в жар. Нет, он не сможет теперь разговаривать с Джаредом, как с другими коллегами. Он в мельчайших деталях помнит тот их разговор. Короткий, но согревший душу Билла и до сих поддерживающий в ней огонек. Огонек любви и страсти.
Много долгих ночей Билл провел в постели без сна, предаваясь своим мечтам. Все они были разными, но заканчивались одинаково: Джаред обнимал его, прижимал к себе, потом целовал… Дальше Билл всегда краснел, ибо ему было стыдно, больно и горячо представлять дальнейшее. Стройное белое тело над ним, двигающееся в одном ритме с его собственным, горящие страстью и наслаждением синие глаза…
Билл тряхнул головой. Он не сможет. И никто его не заставит. Он просто бросится на шею Джареду. Этого нельзя допустить…

Билл сидел в зале, наполненном звездами шоу-бизнеса из разных стран и их фанатами. Нереально громко звучала музыка, кругом суетились люди с камерами. И было холодно.
Но дрожал он не поэтому. А потому что периодически слышал до боли знакомый голос. Он сводил его с ума.
Они получили награду. На ее получение Билл даже смог собраться с силами, поблагодарить фанатов за поддержку. Улыбался даже.
А внутри всё переворачивалось. Потому что через полчаса Tokio Hotel должны были оказаться гостями импровизированного V.I.P.-бара, где хозяйничали 30 seconds to Mars, а если уж конкретно, то Джаред Лето.
Прошло двадцать пять минут. Они бы уже должны быть на пути к красным кожаным диванам, на которых вальяжно развалились братья Лето и Томо Милишевич. Теперь Билл знал о каждом из них всё.
Но он не двигался с места, сколько не тормошили его одногруппники. Том никак не мог понять, в чем дело, но Билл просто отказывался идти, а без него группе там делать нечего, как ни крути, а фронтмен – именно он.
И тут внутри у Билла всё оборвалось. Он увидел идущего к их диванам Джареда Лето. Вид у того был недовольный. Он приблизился к диванам и заговорил ледяным тоном – совсем не тем ласковым голосом, который звучал в голове у Билла.
- Вы что, не знаете, что через пару минут мы с вами должны беседовать там? – он указал в сторону бара. Том съежился под обжигающе-холодным взглядом Лето.
- Билл не может идти, - развел руками он.
И теперь Джаред смотрел прямо на Билла. Не с тем приветливо-ласковым выражением лица, а другим – чужим и отстраненным, колючий взгляд буквально ранил глаза Билла.
- Почему вы не идете? Сценарий же к чертям летит! – Джаред явно был зол, хотя пытался скрыть это; и ему удалось бы, если бы Билл не видел его другим.
- Я… я не могу… я плохо себя чувствую… - мямлил он.
Взгляд Джареда стал чуть менее колючим, в нем промелькнуло сочувствие, но голос остался холодным и официальным.
- Ладно, сиди отдыхай, если сможешь, придете последними.
Он повернулся и почти побежал к своим диванам. А Билл был белее полотна. Его трясло.
- Да что с тобой? – удивленно протянул Том.
- Я… я наверное заболел, - отмахнулся Билл.
Его била дрожь. А внутри всё холодело при мысли о том, что никогда ни одна из его фантазий не сбудется. Джаред ненавидит его.
Только если… только если не поговорить с ним начистоту. Он умный человек, ласковый и внимательный… он сможет понять.
Поэтому после шоу Билл потянул коллег по группе на поиски братьев Лето и Томо, чтобы отпраздновать с ними полученные награды.
Билл почти не видел, куда идет, только почувствовал, что наткнулся на кого-то. Подняв голову, он встретил недовольный взгляд знакомых синих глаз.
- А… Джаред… может, мы все вместе отпразднуем награды? – он скользнул взглядом по остолбеневшим Шеннону и Томо в поисках одобрения, потом снова посмотрел на Джареда. Ему показалось, или в голубых глазах мелькнуло презрение?
Первым очнулся Шеннон.
- Да, почему бы и нет? Пойдемте за мной, - улыбнулся он немцам.
А Билл всё смотрел в глаза Джареду. Сердце замерло в ожидании его ответа. Джаред повернулся к брату.
- Шеннон, вы идите развлекайтесь, а мне еще нужно тут кое с кем переговорить, а потом я поеду в отель, спать, - голос был ровным, почти безразличным, но Билл уловил теплоту при обращении к Джареда к брату. Но разочарование накрыло его с головой. Он так хотел, чтобы они вместе посидели!
- Ты в отель? Что-то случилось? – Шеннон был обеспокоен и не обращал на ТН никакого внимания. Его интересовал только брат.
- Нет, Шенни, я просто устал, - тепло улыбнулся брату Джаред.
- Ну тогда ладно, отсыпайся, - улыбнулся в ответ Шеннон и повернулся к ТН. – Ну что? За мной, я знаю тут отличное место…
Билл автоматически следовал за Шенноном. Тот привел их в какой-то мини-бар, явно что не для всех. Они плюхнулись за стол, разлили по бокалам что-то нереально крепкое, выпили…
Билл дрожал внутри. Не для этого он звал 30.
Извинившись, он вылез из-за стола и помчался на поиски Джареда.
Он отправился на стоянку. По счастью, Джаред как раз садился в минивэн, возивший его в Ливерпуле. Билл бегом кинулся к машине.
- Джаред! – крик повис в холодной осенней ночи.
Лето вышел из машины и удивленно смотрел на Билла.
- Чем я могу помочь? – холодно осведомился он.
Билл внутренне подобрался. Сейчас или никогда…
- Я… я хотел сейчас пообщаться с тобой, для этого я позвал твою группу праздновать вместе… - голос Билла все время срывался, а Джаред с недоверием смотрел на него. Из глаз буквально лился холод, Билл чувствовал его кожей.
- Я… я обожаю твое творчество… я был на вашем концерте… ты опирался на мою руку во время исполнения the kill… твой голос… он пропитал меня насквозь… я не могу забыть ту ночь… а потом… на автограф-сессии ты спросил меня, понравился ли мне концерт…
Взгляд Джареда стал жестче.
- Я не могу забыть тот твой вопрос… твой ласковый голос и заботливый взгляд… ощущение твоей сильной руки в моей… я… я сходил с ума всё это время… я люблю вашу группу… я люблю тебя! – голос Билла окончательно сорвался. Отчаяние затопило его сознание, потому что он видел реакцию Джареда, она была явно не той, которой хотелось Биллу. Лето смотрел на него со смесью жалости, презрения, отвращения и веселья на лице. Но глаза были холодными.
- Как это понимать? – наконец он прервал молчание, но голос был чужим, далеким.
- Я знаю, ты ненавидишь меня, всех нас… но я не могу перестать думать о тебе, ласкать тебя взглядом… я постоянно думаю о тебе, мечтаю о тебе… - Билл почти плакал.
А Джаред улыбнулся. Жестко, кровожадно.
- И чего же ты от меня хочешь?
Биллу уже стало всё равно. Он устал от своей изматывающей любви, она сводила его с ума днем и особенно ночью, не оставляла ни на минуту. Он должен высказаться до конца. И будь что будет.
- А ты не понимаешь, чего я хочу? Я хочу тебя! – выдохнул в отчаянии Билл.
Джаред рассмеялся. Коротко, холодно. Но было видно, что ему действительно весело.
- Ты, наверное, сошел с ума. Мужчины часто предлагают мне постель, я уже привык. Я им доступно и вежливо объясняю, что они не по адресу. Но это в основном фанаты. Но ты! – Джаред буквально выплюнул последнюю фразу. – Да будь я хоть тысячу раз геем, я бы ни за что не стал спать с тобой! Мало того, что ты в два раза младше. Ты чертовски верно заметил – я ненавижу тебя и всех вас. И скорее бы умер, чем стал заниматься сексом с тобой, - глаза Джареда сверкали гневом и раздражением. И ненавистью. Билл понял, что всё кончено. Но Джаред явно решил раз и навсегда прояснить этот вопрос. Взяв Билла рукой за горло, он прижал его к стене своим телом. Чувствуя горячее тело Джареда даже через джинсы, Билл почувствовал напряжение в паху, он почти терял сознание от желания. И еще он понял, что Лето знает, что сейчас творится с телом немца. Знал и делал это нарочно. Он приблизил свое лицо к дрожащей голове Билла, провел языком по его губам, и хищно улыбнулся, услышав судорожный вздох и заметив попытку поцеловать себя со стороны немца. Отпустив его, Джаред открыто расхохотался, видя, как Билл сползает по стене.
- Ты думал, что я сейчас трахну тебя? Никогда, - бросил Джаред и пошел к машине.
Билл дрожал, сидя на корточках и прислонившись к стене.
- Я люблю тебя! – взвыл он, но Джаред даже не дернулся. Он спокойно сел в машину, стоявшую метрах в двухсот от того места, где сидел Билл. Он услышал, как машина завелась, а потом уехала в другую сторону.
Билл рыдал. Его язык… никогда Билл не чувствовал себя таким униженным, таким разбитым. Как теперь жить с этой болью? Карьера уничтожена. Он больше не сможет выйти на сцену, он никогда не сможет отмыть душу от плевка в нее, от удара в самое уязвимое место от человека, которого он полюбил больше всех. «Джаред…», - прошептал ветру Билл.
Он увидел в нескольких метрах от себя шприц. Не иначе, как кому-то понадобилась доза в срочном порядке…
Ползком Билл добрался до шприца и чуть-чуть подняв поршень, наполнил его воздухом. С тяжелым вздохом он ввел иглу в вену. Поршень плавно пошел вниз. Вместе с ним начали опускаться веки Билла. А ветер всё вторил его шепоту: «Джаред… Джаред…»

@темы: РПС, 30стм, слэш, так сказать творчество

URL
   

L'infatuazione Vera

главная